«Броненосец «Потёмкин»

Это было три недели назад. Когда закончилось очередное заседание кафедры, мы с коллегами решили посмотреть фильм Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потёмкин» в открывшемся недавно после капитального ремонта кинотеатре «Художественный».
Первое, что бросилось в глаза,– роскошный интерьер: и холла, и кафе, и самого зрительного зала. С учётом санитарной дистанции он был заполнен практически весь, причём, что меня удивило ещё до начала фильма, едва ли не больше половины зрителей составляла молодёжь. (Кстати, мы там встретили нескольких студентов журфака.)
«Броненосец «Потёмкин» я смотрел ещё в детстве по телевизору, тогда он поразил меня. Сегодня зрители имеют возможность увидеть отреставрированный фильм, с кадрами, которые в своё время были запрещены цензурой (например, высказывания Троцкого, присутствовавшие в титрах первой версии 1925 года). Кроме того, фоном играла оригинальная музыка, написанная тогда же специально для фильма (потом её заменили музыкой Шостаковича). Сам «Броненосец», как известно, немой фильм.
Конечно, сегодня парадигма «свой – чужой» выглядит наивно и даже нелепо. Откровенно карикатурные, ходульные персонажи командира «Потёмкина», судового врача, да и вообще всех офицеров. В то же время зачинщики восстания матросы Вакуленчук и Матюшенко показаны очень размыто, пунктирно, у них нет чёткой программы действий, кроме как побросать офицеров корабля за борт.
Вместе с тем, красный флаг, раскрашенный в чёрно-белых кадрах фильма, если верить легенде, самим Эйзенштейном, поражает зрителя и сегодня, как и знаменитый эпизод со съезжающей по Потёмкинской лестнице коляской.
Когда на экране исчезли последние титры и в зале зажёгся свет, зрители зааплодировали, как в театре. Конечно, этот фильм нужно посмотреть хотя бы раз в жизни на большом экране, и я рад, что потратил полтора часа на прикосновение к советской классике.

Второе вакцинирование пройдено!

Всё заняло ещё меньше времени, чем в первый раз. Когда зашёл на укол, врач спросила, в какое плечо меня кололи в тот раз. Я ответил, что в левое. «Тогда правое давайте для разнообразия», – говорит. Через минуту я уже вышел из кабинета со свежей печатью в сертификате. Нужно было посидеть десять минут на всякий случай. Это время я потратил на публикацию в ВК и ответы на вопросы подписчиков. Сейчас еду домой в автобусе. Завтра Татьянин день – расслабляться некогда, нужно быть в форме!

Воспоминание о чукотской командировке

В День российской печати нашёл две старых фотокарточки, с которыми связана небольшая история. В сентябре 1992 года мы с однокурсником Валерой Андриановым поехали на практику на Чукотку и оказались в посёлке Провидения, который расположен вдоль берега одноимённой бухты Берингового моря. Это место так далеко на востоке, что лежит восточнее 180-го меридиана и уже считается Западным полушарием.
Главный редактор газеты «Полярник» Валерий Томас дал нам задание: походить по единственной улице посёлка и найти новости для первой полосы. В магазине продавщица нам рассказала, что вчера голодный медведь спустился с сопок в посёлок и, взломав продуктовый склад, съел несколько десятков банок тушёнки.
Мы вернулись в редакцию с радостью о найденной теме. Но главный редактор махнул рукой: «Ребята, это неинтересно, такое через день бывает. А вот студенты журфака МГУ приехали в Провидения впервые. Это и будет темой первой полосы. Пока вы гуляли, мне уже десять человек сообщили: мол, какие-то ребята ходят по улице нездешние, сразу видно, что не наши пэтэушные».
Редакционный фотограф Николай Жаринов дал нам в руки экземпляр газеты «Полярник» и сфотографировал нас. Наверное, единственный раз в жизни мой портрет опубликовали в газете на первой полосе – почти как президента.
P.S. На следующий день, поднявшись на сопку, мы увидели свежие медвежьи следы – возможно, того самого медведя, который спускался в посёлок за тушёнкой. Но это уже совсем другая история.

Диалог с Гришей об экзаменах

– По физике у меня 4.
– Поздравляю! Какие тебе вопросы задавали?
– Различные.
– Например?
– Я уж и не вспомню.
– Ну хотя бы приблизительно. Вам же вопросы заранее присылали, у тебя список сохранился, просто загляни в него и скажи, какие у тебя были вопросы из этого списка.
– Если приблизительно, то вопросы были по физике. Нам в начале года дали список тем, по которым будут спрашивать, а уже на месте, во время собеседования, говорили, что конкретно отвечать нужно.
– И какие же вопросы из этого списка тем тебе достались?
– В списке были не вопросы, а темы, вопросы говорили уже на собеседовании, а запись я не вёл.
– Ладно, спасибо за обстоятельный ответ.
– Других ответов я, увы, дать не смогу.
– Какой теперь следующий экзамен и когда?
Понятия не имею.
– Ну, у тебя же есть расписание экзаменов. К чему теперь ты будешь готовиться?
– Ко всему остальному, в основном к биотехнологии.
– Умничка! Но ты же должен знать последовательность экзаменов и дни, в которые нужно подключаться.
– Я уже, помнится, что-то об этом говорил.
– Просто я беспокоюсь, что ты забудешь про экзамен, пропустишь его и через это будешь иметь учебные скорби.
– Чтобы пропустить экзамен, мне понадобится отключить интернет и перейти на ночной образ жизни, так что подобные беспокойства излишни.
– Ладно, убедил, держи в курсе новостей! А что в вашем студенческом чате пишут: когда следующий экзамен и какой?
– Что-то писали где-то неделю назад, но я не сильно вникал, экзамены на этой неделе быть не должны.
– А вдруг должны?
– А вдруг у вас завтра философский факультет объединят с филологическим, всё равно сокращение у них одинаковое.
– Этого точно не произойдёт никогда, так что поводов для твоего волнения нет. А вот для моего волнения поводы есть.
– Думал ли кто-нибудь всерьёз в 1880 году, что уже через 50 лет страной будет управлять партия большевиков? Мне кажется, что ты слишком о многом беспокоишься.
– Как же мне о тебе не беспокоиться? О партии большевиков я не беспокоюсь.
– Это была аналогия к твоим словам о невозможности объединения двух филфаков.
– Я бессилен с тобой спорить, у меня кончились аргументы.

Два дня спустя

В воскресенье вечером после прививки я лёг спать рано и проспал более двенадцати часов. Чувствовал сильную слабость и лёгкое головокружение, но температура сохранялась на отметке 36,2. У меня ничего не болело, место прививки вообще было незаметно. Лёг на диван и снова заснул. Вечером сходил в магазин – силы нашлись.
На следующий день, во вторник, мне стало лучше. Слабость сохранилась, но уже меньше, чем накануне. Днём вместо сна ответил на все накопившиеся за это время служебные письма.
А сегодня всё вернулось в норму!

Прививка от ковида

      Сегодня мне сделали прививку от ковида. Я специально записался на эту дату: думал, буду единственным пациентом, а оказалось, там очередь как в обычный будний день. На втором этаже поликлиники оборудован центр здоровья. За компьютером сидит девушка в белом халате и вызывает по записи: даёт заполнить анкету и сразу записывает на повторную вакцинацию через три недели.
     Заполненную анкету я отнёс врачу. Она её подписала, предупредила, что два дня может быть недомогание, и направила меня в соседний кабинет на прививку. Захожу, здороваюсь.
     – Давайте ваше плечо, – говорит медсестра.
     – Правое или левое? – спрашиваю.
     – Какое предоставите.
     Через минуту я, поблагодарив медсестру за труды, вышел из кабинета и сел на диванчик в холле. Нужно было посидеть полчаса, а затем получить сертификат. Никаких отрицательных реакций я у себя за это время не обнаружил. По ощущениям точно то же самое, что и прививка от гриппа, которую мне делали осенью.
     Вышел на улицу – всё хорошо, голова не кружится, температура нормальная, чувствую себя отлично. Теперь приду сюда на повторную вакцинацию ровно через три недели.

Встреча нового года

      Впервые в жизни дважды встретили Новый год: сначала, в 17.00, по владивостокскому времени, затем уже традиционно, по Москве. Незадолго до часа икс подключили Гришу по зуму, накрыли в кухне стол с праздничными лакомствами. После поздравления президента послушали бой курантов, чокнулись бокалами с шампанским (Гриша с нами дистанционно чокнулся чашкой с чаем). И часа полтора, если не больше, ели салатики и общались с Гришей. Ощущение было такое, что он реально сидит с нами за новогодним столом, а не находится за девять с лишним тысяч километров.
      Когда Гриша стал зевать, мы пожелали ему спокойной ночи, убрали яства в холодильник и пошли смотреть "Иронию судьбы, или С лёгким паром!". Как раз незадолго до полуночи фильм закончился, пища переварилась, и в 23.55 мы уже слушали второй раз поздравление Путина, а спустя несколько минут встретили начало двадцатых годов двадцать первого века уже второй раз. Много есть уже не хотелось, поэтому к половине первого ночи мы закончили трапезу. Я ответил на поздравления в соцсетях и ещё несколько часов слушал звуки хлопушек и салютов во дворе.
      Мне понравилось дважды встречать новый год. Причём даже по владивостокскому времени понравилось больше, чем по нашему. Впрочем, надеюсь, у меня есть ещё, по крайней мере, три года, чтобы проверить свои впечатления.
      С Новым годом!

Из переписки со старшим сыном

      Привет, Гриша! У нас есть в организме нужные микробы? Возникла дискуссия за обедом. Бабушка говорит, что острая пища убивает плохие микробы. Так ли это? И правда ли, что если положить лимон в морозилку, то в нём повышается содержание витамина С? Бабушка утверждает, что это доказано специалистами.
***

     Во-первых, передай бабушке, пусть забудет все советы своих "специалистов" из общества проблем Атлантиды и говорит, кто конкретно и где упоминает о пользе или вреде чего-либо, и пусть это будут, в худшем случае, статьи разбирающихся людей в крупных и авторитетных научных журналах, ибо даже Лайнус Полинг (бывший единоличным лауреатом двух нобелевских премий, одна из которых по химии) нёс полнейший бред про всесильность витамина С и выставлял его чуть ли не панацеей (что, разумеется, является абсолютной ахинеей и ни коим образом не соответствует действительности).

     Далее, во-вторых, про витамин С. Как ни старайся и что ни делай, увеличить его содержание ты не сможешь (с таким же успехом можно попытаться получить три ложки сахара из стакана, в который добавлено лишь две), однако аскорбиновая кислота (на всякий случай уточню, что это витамин С) куда быстрее разлагается при высоких температурах и под воздействием солнечного света (ну и при долгом хранении продуктов тоже), так что если (¡)недолго(!) и (¡)постоянно(!) хранить лимоны в (¡)холодильнике(!), то витамин С будет разлагаться медленнее. В морозилке их хранить бессмысленно, ибо лучше так не сделаешь (разве что заморозить можно, но это уже перебор), а куски льда получишь (из которых при разморозке немалая часть аскорбиновой кислоты уйдёт).

     Теперь про микробы и острую пищу: мне очень интересно, как бабушка понимает где "плохие", а где "хорошие" (и что это вообще значит). Вот представь, принимаешь ты экзамен у незнакомых тебе студентов, которых вообще впервые видишь, и, как только кто-то заходит в аудиторию, ты сразу ставишь им оценку, которую считаешь нужной, даже имя не спросив, и при этом точно попадаешь в уровень их знаний (вот это примерно настолько же бредово). Если бы острая пища просто била микроорганизмы направо и налево, то её бы никто не ел, а значит, даже если она кого-либо убивает, то архинезначительно; куда эффективнее в борьбе с "плохими" микробами (мне всё ещё интересно, что означает это словосочетание) употреблять сразу яд, да посильнее, он хотя бы что-то убить может.

     Таким образом, напрямую острая пища эти ваши "плохие микробы" (вы бы ещё сказали "ненадёжные элементы бактериального социума") не бьёт. Возможно, есть влияющие косвенные факторы, но итог — уж точно не её заслуга (ты же не считаешь причиной развала СССР извержение вулкана на другой стороне Земли во время правления Бориса Годунова, хотя между этими событиями и существует сильная косвенная связь).

     А вообще, я полагаю, что стоит отключить телевизор (лучше весь, но можно кроме телеканала "Россия Культура"). Если не хочешь, то посмотри какую-нибудь передачу с Рен-ТВ или что-то про паранормальщину типа битвы экстрасенсов (и это только самые безобидные телевизионные программы, которые я могу назвать), сразу передумаешь (впрочем, может, и не передумаешь, ты ведь и сам ко всяким знахарям ходил).
***

Мыс Тобизина

Гриша каждые выходные путешествует по Владивостоку и острову Русский. Я попросил его показать самое красивое, по его мнению, место из тех, что он здесь видел. Сын повёл меня на мыс Тобизина – это южная оконечность острова. Мы сели в автобус, который шёл по направлению к океанариуму, вышли на девятой остановке, пересекли Университетский проспект и по небольшой просёлочной дороге углубились в лес. Через пятнадцать минут мы достигли обзорной площадки, откуда с высоты открывался вид на бухту Чернышёва, которую с разных сторон окружают мысы Вятлина и Тобизина.
Я начал было фотографировать, но Гриша остановил меня: мол, дальше будут ещё более живописные виды. И мы отправились дальше. Дорога шла на спуск, нас окружали заросли каких-то невысоких ветвистых деревьев. Гриша сказал, что ещё две недели назад, когда он здесь гулял, у них были красные листья. Вдруг из-за деревьев на дорогу вышла лисичка, села на задние лапы и уставилась на нас. Мы впервые в жизни увидели в живой природе лису. Она совсем не боялась нас и с достоинством попозировала нам, когда мы стали фотографировать её, а затем пошла по дороге – туда, откуда мы пришли.
И вот мы спустились к полуострову, оконечность которого и есть мыс Тобизина. Здесь заканчивалась просёлочная дорога. Дальше шла тропинка, причём иногда она петляла почти над обрывом. Честно говоря, если бы я знал об этом раньше, то никогда не поехал бы сюда, но отступать было поздно, и Гриша уверенно шёл передо мной. Словно почувствовав мой страх упасть с обрыва, он, обернувшись, сказал мне:
– Папа, не бойся, главное, не смотри вниз, и всё будет хорошо.
И действительно, к большому моему удивлению, страх прошёл. Тропинка постепенно спускалась к воде, и вот мы уже оказались на небольшом каменистом перешейке, который справа и слева омывали волны. За перешейком начинался отвесный подъём, причём подняться можно было, только держась за канат, который свисал откуда-то сверху.
– Гриша, я дальше не полезу, – крикнул я сыну. – Буду тебя ждать здесь.
– Что ты, папа, – возразил Гриша. – Это несложно. Ты же сам рассказывал мне, как в школе на физкультуре забирался по канату. Здесь то же самое, даже легче.
– Но это было в десятом классе, в восемьдесят седьмом году! – воскликнул я.
Однако сын мои аргументы не принял, и я, взявшись за канат, полез кверху. Всё оказалось не так сложно, тем более, можно было при подъёме упираться ногами о камни. Дальше тропинка снова шла вдоль обрыва, но такая дорога уже стала привычной. Дорога упёрлась в деревянный поклонный крест, который поставили монахи Серафимовского монастыря, и снова пошла вниз.
И вот, наконец, мы добрались до крайней точки. Мыс Тобизина – это поверхность из огромных почти плоских камней, с трёх сторон окружённых морем. Именно отсюда сентябрьский шторм унёс небольшой маяк. Вдали в дымке виднелись сопки соседних островов. Волны разбивались о камни, и брызги едва не достигали нас, хотя мы стояли далеко не на краю. Торжественная и величественная картина! Ради неё точно можно и преодолеть путь над обрывом, и залезать по канату.
Пофотографировавшись, мы отправились в обратный путь. Возвращаться всегда легче, даже несмотря на то, что значительная часть нашей дороги шла в гору. Через полтора часа мы вышли к смотровой площадке, а ещё минут через двадцать – к Университетскому проспекту, где сели в маршрутку.
Но на этом впечатления дня не закончились: нас ждал Мариинский театр, Приморская сцена. Гриша купил два билета на оперу Римского-Корсакова «Царская невеста». Мы приехали в театр за целых сорок минут до начала спектакля. Почти с корабля на бал.