?

Log in

No account? Create an account
  Journal   Friends   Calendar   User Info   Memories
 

Письма любознательному другу

13th December, 2018. 10:18 pm. Севастополь. День третий.

      279-я аудитория, где у меня проходят лекции на первом курсе, выходит окнами на Севастопольскую бухту. Я читаю лекцию и поглядываю в окно. И вот во время второй лекции вдруг пошёл град. Студенты попросили у меня разрешения прервать на минуту занятие и сфотографировать редкое для здешних мест явление. Я разрешил. И правильно сделал, потому что уже через полчаса, во время всё той же пары, от неожиданных осадков не осталось и следа, а над бухтой засияла радуга.

      Весь вечер посвятил работе над диссертацией. Наверное, это у меня первая поездка в Севастополь, когда не гуляю после занятий вдоль Южной бухты. Даже памятник Затопленным кораблям в этот раз видел только мельком, из окна топика. Но, как говорится, игра стоит свеч.

Read 1 Note -Make Notes

12th December, 2018. 11:45 pm. Севастополь. Дни первый и второй.

            Вчера прилетел в Севастополь. Эта командировка пришлась на декабрь, потому что в июне, когда составляли график поездок в филиалы, я рассчитывал посетить в ноябре Ереван, а Севастополь оставить на декабрь (в сентябре и октябре у меня очень много лекций на журфаке, поэтому нет никакой возможности уехать). Но в Ереванском филиале не набрали первый курс, и мой визит сорвался, иначе я приехал бы сюда в ноябре, когда ещё тепло. А вчера над Симферополем стоял такой низкий и густой туман, что я думал, самолёт не сможет приземлиться. Крым встретил меня шквальным ветром, проливным дождём, при которых плюс четыре градуса казались абсолютно минусовой температурой.

      Студенческое общежитие, где я всё время останавливался, оказалось полностью заселённым студентами-контрактниками. И меня поселили в преподавательском доме на улице Будищева, это в двадцати минутах пешком от филиала. Комендант Ольга Николаевна вспомнила меня (хотя единственный раз я жил здесь в мае 2003 года, когда дом только открыли), разместила меня в уютной квартире. Конечно, здесь гораздо комфортнее, чем в общежитии, где я сидел у себя за столом и мог достать рукой до любой части комнатки. Но там я выходил на занятия за пять минут до начала пар и успевал до звонка. Впрочем, двадцатиминутная прогулка по свежему воздуху два раза в день очень полезна.

      Сегодня утром пришёл в Филиал. Оказалось, у меня в ближайшие три дня все лекции на первом курсе. Студенты встретили меня настороженно, но к концу второй пары глаза у всех загорелись. Здесь 23 человека -  причём из Севастополя только пятеро, из разных городов Крыма (Симферополь, Ялта, Феодосия, Евпатория, Саки, Бахчисарай) - одиннадцать, по одному человеку из Москвы, Сергиева Посада, Екатеринбурга, Новосибирска, Рыбинска и города Верещагино Пермской области. Первая лекция у меня вводная, на второй начинаю рассказывать про риторику Древней Греции. И я вспомнил, что раньше, ещё в первые годы Филиала, неизменно проводил занятия по античной риторике в Херсонесе, на развалинах театра. Предложил студентам переместиться в Херсонес - и они с энтузиазмом согласились. К тому же от вчерашней погоды не осталось и луж, сквозь густые облака пробивались солнечные лучи.

      Топик довёз нас быстро. Купив входные билеты (с октября вход в Херсонес опять палтный), мы сразу пошли к театру. Первокурсники сели в первых двух рядах, и я начал читать лекцию. Когда дошёл до рассказа о становлении Демосфена как оратора, вспомил, как он, тренируя дикцию, с камнями во рту читал на берегу моря "Илиаду", перекрикивая шум волн. И предложил ребятам переместиться на берег моря, чтобы попробовать себя Демосфенами. Ничего подобного я никогда не видел: около десяти человек сгруппировались в нескольких метрах от волн, взяли в рот камушки с берега и хором прочли чуть ли не половину первой песни "Илиады"!

      На этом наше занятие подошло к логическому концу. Мы ещё погуляли по Херсонесу, зашли во Владимирский собор, на выходе погладили местных котов. Уже смеркалось, когда я вернулся к себе в квартиру, перекусил и сел за работу.

Make Notes

8th November, 2018. 5:01 pm. Памяти Марины Ивановны Алексеевой (14.12.1935-06.11.2018)

http://www.taday.ru/text/2238511.html

Make Notes

2nd November, 2018. 11:45 pm. Моё расписание

      Моё учебное расписание в осеннем семестре построено таким образом, что сентябрь и октябрь у меня очень загруженные месяцы: я читал еженедельные лекции на втором курсе дневного и пятом курсе вечернего отделений, вёл еженедельные семинары в двух группах у второкурсников. Теперь, с ноября, у меня остался лишь первый курс и ещё спецотделение (где учатся студенты, которые получают второе высшее образование). За эти два месяца подготовил несколько статей для научных журналов. Теперь их надо отредактировать и отправить в редакции. И кроме того, у меня появилось больше времени на докторскую диссертацию. Говорить о каких-либо конкретных сроках пока преждевременно, однако работа идёт хорошо. И в наступающие три выходных дня, надеюсь, будет возможность как следует поработать. 

Make Notes

1st November, 2018. 11:34 pm. Поздравления президенту журфака

      Отметили день рождения Ясена Николаевича Засурского. Он вошёл на кафедру, сел в своё знаменитое кресло за старинный стол и сразу увидел четыре правительственные телеграммы с поздравлениями от известных выпускников журфака. К его столу тут же выстроилась вереница коллег и выпускников с поздравлениями. Несколько часов Ясен Николаевич принимал поздравления. Наша лаборантка Айгуль испекла для него праздничный торт, на котором цифра 89 была выложена ягодами. Именинник распорядился разрезать торт, и за чаепитием мы его съели до последнего кусочка.
      Радостно, что несмотря на солидный возраст - восемьдесят девять лет, Засурский был в отменной форме. Ведь он - символ нашего факультета, символ кафедры зарубежной журналистики и литературы, которую он создал в далёком 1955 году и которой продолжает руководить до сих пор.

Make Notes

31st October, 2018. 11:23 pm. Первокурсников посвятили в журналисты

      Посвят, праздник посвящения первокурсников в журналисты, у нас на факультете проходит каждый год. В этот раз он запомнился особенно. Презентационные видеоролики о каждой академической группе чередовались с разнообразными сценками в духе старых студенческих капустников. Я участвовал в съёмках видеопрезентаций в пяти или шести группах и выступал со сцены в роли одного из греческих богов. Конечно, я не был здесь единственным преподавателем: в съёмках принимала участие даже сама Елена Леонидовна. Она своим напутствием открыла Посвят.
      Два с половиной часа пролетели незаметно. Без преувеличения и громких слов скажу, что все чувствовали себя единой семьёй. Я очень радовался за начальника первого курса мою ученицу Гелию Сергеевну Филаткину, поскольку её становление как администратора проходило и на моих глазах. Её первокурсники были посвящены в журналисты, а сама она тем самым - в начальники курса. Мы сидели с ней в первом ряду и вместе радовались, что у нас такие яркие и талантливые студенты.

Make Notes

30th October, 2018. 11:55 pm. Радостное событие

    Вчера Большой учёный совет МГУ переизбрал Елену Леонидовну Вартанову на должность декана факультета журналистики МГУ. Мы на журфаке каждый день много лет подряд, и нам порой кажется, что наш Дом на Моховой всегда был таким уютным, что в нём всегда царила такая непринуждённая научная и творческая атмосфера. Но, как известно, большое видится на расстоянье. Выпускники, которые приходят к нам на журфак спустя много лет, восхищаются тем, как изменилась наша Alma mater за эти годы. И дело не только во внешних изменениях, в том, что у нас давно уже обстановка как в старой дворянской усадьбе, хотя и это, безусловно, важно. За годы деканства Елены Леонидовны произошли колоссальные изменения в учебном процессе. Появились десятки новых специализаций и модулей, на кафедры пришли многие молодые коллеги - яркие и талантливые преподаватели. По количеству опубликованных научных статей наш факультет каждый год бьёт новые рекорды. То же можно сказать и о количестве абитуриентов, которые подают к нам документы. Журфак МГУ прочно занимает первое место во всех образовательных рейтингах по журналистике и медиа. И это - лишь часть заслуг нашего декана, равного которой, я абсолютно в этом уверен, не найти.
     

Make Notes

29th October, 2018. 11:56 pm. День рождения Ясена Николаевича Засурского


      Неопубликовпнное интервью со мной

    1. Произошли ли какие-то изменения на факультете в лучшую сторону, когда Вы учились на журфаке, какую роль в этом сыграл Я.Н. Засурский?

    Я поступил на факультет в 1987 году, окончил в 1993 году. Журфак постоянно совершенствовался, появлялись новые преподаватели, к нам приходили новые гости. Особенно запомнились визиты известных писателей, журналистов, общественных деятелей в разгар перестройки, когда мы хотели знать ответы на самые насущные вопросы нашей жизни. У нас были Ельцин, и Горбачёв, Примаков и Жириновский, Егор Яковлев и Михаил Шатров, Булат Окуджава и Андрей Вознесенский.

    2. Какой самый главный урок преподал Вам Засурский? Что Вы смогли вынести из всех его слов, которые он говорил Вам в студенческие годы?

    Самый главный урок - быть честным порядочным журналистом. Ясен Николаевич говорил об этом постоянно. И своим примером всегда показывал, что честность и порядочность важны всегда, независимо от того, где ты работаешь. И меня всегда восхищало его уважительное отношение к студентам. Когда я уходил в армию после первого курса, зашёл к нему попрощаться. Он мне подарил свою книгу "Американская литература ХХ века" и сделал дарственную надпись "Дорогому Грише Прутцкову - до встречи после знакомства с другими дедами!". Эта книга прошла со мной всю армию, она украшает мою книжную полку. Из армии я писал Ясену Николаевичу. И год или полтора назад он принёс мне показать моё письмо, которое, оказывается, хранил тридцать лет!

    3. Каким вы помните журфак во времена студенчества, чем он отличался от других университетов, было ли чувство избранности?
      Когда я учился, на всю Москву было три журфака - в МГУ, МГИМО и РУДН. Мы регулярно встречались со студентами дружественных журфаков - на олимпиадах, конференциях. И очень хорошо помню - нам все завидовали, что мы учимся у Засурского. Когда я приехал на практику в Мурманск после третьего курса, главный редактор газеты в первый же день позвал меня и стал спрашивать о Ясене Николаевиче. Было приятно, что его знают по всей стране.

    А от других университетов журфак отличался в первую очередь духом свободы, который царил в нём даже в советские годы, преподавателями, равных которым не было ни на одном факультете. Это Кучборская, Розенталь, Толстой, Бабаев, Ковалёв и многие другие.

    4. Как проходили лекции Ясена Николаевича, была ли у него своя собственная манера ведения лекций? Что вам запомнилось больше всего из его рассказов?

    Ясен Николаевич читал лекции по зарубежной журналистике и американской и британской литературе ХХ века. Тогда советский читатель не имел возможности читать зарубежные газеты и журналы. И лекции Засурского были окном в мир западных СМИ. Он из каждой поездки привозил прессу, показывал её на лекциях, рассказывал о том, как работают зарубежные редакции. Это были бесценные знания. Что касается лекций по литературе, то Ясен Николаевич был знаком с большинством писателей, о которых читал нам лекции, с некоторыми даже дружил - например, с Грэмом Грином, Гарсиа Маркесом. И ни у кого больше не было такого опыта: слушать лекции по литературе профессора, который не только читал все эти произведения в оригинале, но и знаком с их авторами. Мне запомнилось очень многое: например, он рассказывал о встречах с женой Хемингуэя, с Куртом Воннегутом, Хорхе Луисом Борхесом. Из журналистике - о первой своей зарубежной поездке в Великобританию и Францию, диалогах с местными магнатами и журналистами.

    5. Принимал ли Ясен Николаевич экзамены? Его боялись? Сложно было ему сдать?

    Он редко принимал экзамены, потому что был очень занят как декан, часто уезжал в командировки. Получить у него отлично было сложно: он любил спрашивать детали - клички животных, цвет глаз героев книг. Помню его вопрос на экзамене по зарубежной журналистике "Как фамилия редактора международного отдела газеты "Юманитэ"?". Но Засурского-экзаменатора никогда не боялись, просто стыдно было сдать ему плохо.

    6. Повлиял ли Ясен Николаевич на ваш выбор становиться преподавателем или вы изначально хотели остаться на журфаке?

    Когда я в конце пятого курса пришёл в учебную часть сдавать зачётку, около стола инспектора стоял Ясен Николаевич. Он меня увидел и спросил, иду ли я в аспирантуру. Я ответил, что не иду. "Иди, обязательно иди!" - решительно сказал мне Засурский. "Нет, я не пройду по конкурсу", - покачал я головой. "Пройдёшь! подавай документы обязательно!" Начальник курса Владимир Вячеславович, который стоял рядом, тут же сказал мне: "Тебе декан в аспирантуру предлагает идти, а ты сомневаешься!". И я подал документы. Через год Ясен Николаевич вызвал меня к себе в кабинет и сказал: "Я хочу, чтобы ты вёл семинары на вечернем отделении". Так я стал преподавать. А ещё через два года он меня вызвал и тоном, не терпящим никаких возражений, объявил мне, что я буду начальником курса. Кроме того, Засурский был научным руководителем моей кандидатской диссертации, которую я защитил спустя ещё два года. Так что я стал преподавать исключительно благодаря Ясену Николаевичу, за что ему очень благодарен.

Make Notes

28th October, 2018. 11:46 pm. Памяти Веры Николаевны Суздальцевой (1948 - 24.10.2018)

      Я познакомился с Верой Николаевной, когда стал начальником курса, в 1996 году. Она вела семинары в 102-й группе (кстати, очень часто ей доставались группы именно с таким номером). Это была сильная группа, из неё вышли хорошие журналисты - например, Илья Жегулёв, Анатолий Верещагин, Ксения Лученко. Меня интересовала успеваемость студентов, и Вера Николаевна очень подробно рассказывала о каждом из первокурсников. Меня тогда поразило, как она любит каждого, даже самого слабого студента.

      Однажды произошёл такой забавный случай: к ней в группу попросилась перейти студентка, она никак не могла сдать зачёт одному строгому преподавателю, который вёл у неё семинары. Эта девушка так и написала в заявлении: "Прошу меня перевести в 102-ю группу, потому что там ведёт русский язык В.Н. Суздальцева, которая добрее, чем мой преподаватель". Декан потребовал согласия всех сторон. Тот преподаватель написал на зявлении: "Согласен! Горячо!". А Вера Николаевна наложила такую резолюцию: "Согласна, учитывая искренность и наивность, с которой было написано это заявление". И самое интересное, что эта студентка стала неплохо учиться. Я спрашивал Веру Николаевну, как ей это удалось. А она ответила, что надо прежде всего любить студентов, и тогда даже самый слабый студент будет стараться учиться лучше.
Я тогда был молодым преподавателем, и мне запомнились эти слова Веры Николаевны. Можно сказать, она преподала мне урок любви к студентам, который я запомнил на всю жизнь. И постоянно убеждался, что Вера Николаевна была совершенно права.

      Меня всегда восхищало, что Вера Николаевна была не только преподавателем, педагогом, она постоянно писала статьи, книги. Последняя из них, "Образ власти в современных российских СМИ", вышла в прошлом году. А свой учебник "Современный русский язык. Лексика. Фразеология. Морфология" она написала в соавторстве с Людмилой Игоревной Рахмановой, которую все считали самым строгим преподавателем кафедры стилистики. Такой удивительный творческий альянс - самого строгого и самого доброго преподавателя.

      Последние годы мы вместе с Верой Николаевной работали в учёном совете факультета. Она была всегда образцом порядочного человека - и на занятиях, и в дискуссиях с коллегами. К ней на похороны пришло очень много студентов, несмотря на выходной день и дальнюю дорогу. Вера Николаевна была любимой и ушла любимой.

Make Notes

19th September, 2018. 11:48 pm. Находка двадцать лет спустя

      Сейчас почти никто из студентов не просит меня принести почитать книги - по программе или просто для души, неважно. Понятно, что это вызвано не снижением любознательности университетской молодёжи, а развитием технологий, когда почти все читают сейчас необходимые по программе произведения в электронном формате, с экрана. А двадцать лет назад, когда я был начальником курса и о существовании интернета только-только начали узнавать, студенты регулярно просили меня поделиться книгами из моей библиотеки - для подготовки к коллоквиуму или экзамену, для написания курсовой или дипломной работы. К сожалению, я не вёл учёт выданных на руки экземпляров, и далеко не все книги мне вернули.

      Недавно во время уборки книжных полок на кафедре мне на глаза попался том избранных произведений Байрона. Он контрастировал с другими книгами, посвящёнными, как правило, журналистике, и заинтересовал меня. Раскрыл я эту книгу и несколько минут не мог прийти в себя от удивления: на форзаце было начертано моей рукой "Г. Прутцков, 19.03.1998, Москва, Билио-глобус". А между страниц лежала написанная на обрывке тетрадного листа записочка: "Григорий Владимирович, огромное вам спасибо за книгу, очень выручили! Лиза".

      Имя Елизавета встречается нечасто, но я, хоть и помню всех своих студентов, однако так и не понял, что же это была за Лиза, которая брала у меня почитать том Байрона. За двадцать лет выросло новое поколение - дети, рождённые в 1998 году, учатся на третьем курсе. А книга, возвращённая Лизой, все эти годы терпеливо ждала меня на кафедральной книжной полке. 

Make Notes

Back A Page